Сотрудники компании

Долженко Лариса  Викторовна
Долженко Лариса Викторовна
Главный бухгалтер

Мосенков Александр Михайлович
Мосенков Александр Михайлович
Руководитель отдела инженерного обеспечения и оборудования зданий и сооружений


О том, каких нововведений стоит ждать и какие проблемы уже существуют, рассказывает генеральный директор компании «Негосударственный надзор и экспертиза» Александр Орт.

12.10.2014
О том, каких нововведений стоит ждать и какие проблемы уже существуют, рассказывает генеральный директор компании «Негосударственный надзор и экспертиза» Александр Орт.
— С какими сложностями сегодня сталкиваются застройщики в первую очередь?

— Если обобщить все проблемы, то на первом месте будут стоять разночтения между Генеральным планом, Правилами землепользования и застройки и градостроительными планами участков. В последних зачастую просто нет четких параметров, необходимых для проектирования, или между этими документами возникают противоречия. В одном, например, прописана этажность дома, во втором — высота в метрах, что далеко не всегда одно и то же. У чиновников нет единых формулировок и единого подхода к оформлению этих документов.

— Так как быть?

— Решается это повторным походом в КГА, чтобы подтвердить те или иные параметры. В некоторых случаях проходится даже Градостроительный план менять. Где-то и КГА признает свои ошибки, где-то они просто дают свои пояснения. Так что у многих застройщиков возникают эти сложности еще на стадии подачи документов в экспертизу.

— В Петербурге вступила в силу новая версия 820 закона «О границах охранных зон...». В центре города стало легче работать?

— В старой редакции было много противоречий, и ряд проектов в центральной части города был просто заморожен. Но и с новой версией пока не все понятно — органы власти, которые связаны с реализацией закона, ссылаются на отсутствие подзаконных актов, положений, внутренних регламентов ведомств. Получается, что закон вышел, а получить согласования застройщикам невозможно. КГИОП и КГА ссылаются друг на друга, а застройщики пока ничего сделать не могут.

— Качество проектной документации улучшилось?

— Да. Но есть случаи, когда проектировщики, в угоду заказчику, где-то сознательно, а где-то подсознательно идут на нарушение действующего законодательства. Есть превышения высотности или плотности застройки, нарушение отступов от границ участков и т.д. Из небольшого участка стараются «выжать» максимум — встречается это довольно часто. Вот здесь веры некоторым проектировщикам нет — несколько случаев заставили нас очень внимательно рассматривать соответствующие разделы во всех поступающих к нам проектах.

— Застройщики безропотно устраняют просчеты?

— Некоторые пытаются оспорить, кто-то пытается получить дополнительные согласования. А иногда застройщик дает понять своему проектировщику, что «выжать» максимум еще не значит, что можно нарушать закон.

— Бывает такое, что заказчик просто уходит в другую экспертизу?

— В 2013 Г°ДУ такие случаи были. Сейчас такого, чтобы компания забрала документацию и больше не вернулась, нет. Думаю, что к нам такие уже просто не приходят, понимая, что мы не будем закрывать глаза на эти нарушения. Да и застройщики понимают, что эти несоответствия легко выявляются на стадии выдачи разрешения на строительство. «Пена», которая образовалась в момент массового создания негосударственных экспертиз, сошла. Теперь никто не думает, что можно решить любые вопросы и согласовать любой проект. Есть пара компаний, которые позволяют себе какие-то вольности, но остальные действительно проводят серьезную экспертизу и нацелены на результат. И такой показатель, как отказ в выдаче разрешения на строительство по результатам негосударственной экспертизы, теперь учитывается и очень важен, во всяком случае для нас. Для нашей компании, если проект, который мы проверяли, не получил разрешение на строительство, это серьезное ЧП.

— Какие нововведения ждут негосударственную экспертизу?

— НОЭКС и Минстрой ведут серьезную работу, направленную на совершенствование системы. Осенью должен быть готов предварительный вариант поправок в соответствующие законы. Многое делается для сближения государственной и негосударственной экспертизы, вырабатываются единые требования и к самим заключениям. Фактически не будет разделения между государственной и негосударственной — есть заключение, и оно должно быть в общем реестре. Появится порядок обжалования негосударственных экспертиз, которого не было. И перечень мер, которые принимаются по жалобам и выявленным недостаткам.

— Сейчас негосударственная экспертиза работает по принципу экстерриториальности. Но ведь в разных регионах много своих особенностей.

— Действительно, петербургская экспертиза может давать заключения по проектам и в Ямало-Ненецком округе, и на Сахалине, и наоборот — эксперты из других регионов могут оценивать проекты в Петербурге. Есть опасения, что эксперты с Дальнего Востока могут не учесть все тонкости петербургского законодательства, хотя я уверен, что законы должны быть едиными для всей страны. Естественно, рассматривая проект на Дальнем Востоке, мы должны внимательнее смотреть вопросы сейсмичности. А если смотрим проект в Якутии, то надо учитывать вечную мерзлоту. У нас есть такие специалисты, а в самых сложных случаях приглашаем консультантов из вузов и научных институтов. Так что экстерриториальность для экспертизы не проблема.

— Сегодня экспертиза не имеет срока действия — правильно ли это?

— С одной стороны, она и не может иметь срока действия. С другой — законодательство у нас меняется довольно быстро. Как член рабочей группы по разработке поправок в закон о негосударственной экспертизе, я давал свое предложение ограничить срок действия заключения тремя годами. Конечно, если строительство еще не начато. То есть если ты получил заключение, но за три года работы так и не начал, то надо проводить повторную экспертизу.


← Назад к списку новостей