Гамлетовский вопрос, преследовавший институт экспертизы Проектной документации и результатов инженерных Изысканий, особенно негосударственной, наконец-то, снимается с повестки дня.

5 Октября 2014

Жизнь продолжается, и пришло время подумать о ее обустройстве. В каких условиях будет существовать экспертиза? Что ей нужно для дальнейшего развития? Какие препятствия на ее пути нужно убрать?Какую свежую кровь в ее организм влить(или пустить)? Экспертиза – это, во-первых, люди,во-вторых, профессиональные команды,которые они формируют, в-третьих, деятельность команд, в-четвертых, ответственность за эту деятельность, в-пятых,рынок, на котором они функционируют.Эти аспекты мы не спеша разберем. Пищу для размышлений дали нам решения, отраженные в протоколе со-вещания от 03.07.2014 у вице-премьера Дмитрия КОЗАКА, о котором мы рас-сказали в прошлом номере и которое не перестает быть предметом для обсуждения по сей день.

ЛЮДИ

Несмотря на традиционно пренебрежительное отношение к человеку со стороны бюрократической системы и постоянные разговоры о сведении человеческого фактора к минимуму в строительном комплексе, у нас еще есть сферы деятельности, где люди находятся в центре внимания. Быть может, поэтому они, в свою очередь, вызывают особое внимание со стороны государственного аппарата. Одной из таких сфер является экспертиза, где квалифицированный исполнитель ценится на вес золота. И это правильно, поскольку носители глубоких инженерных знаний у нас в стране, мягко говоря, не приумножаются. И инженеры с большой буквы, которые стоят у руля экспертных организаций, были весьма недовольны тем, что для допуска к аттестации на высокое звание эксперта сегодня достаточно отработать в проектной организации всего лишь пять лет.

– Эксперт – это уникальный специалист. Это прежде всего аналитик, человек с весьма достаточным практическим опытом. А недавний студент, всего-навсего с пятилетним стажем работы – это ребенок, делающий в жизни первые шаги. Какой из него эксперт? – считает генеральный директор ООО «Негосударственная экспертиза проектов строительства»(НЭПС) Виктор ЗОЗУЛЯ. Естественно, старейшины экспертизы в один голос одобряют предложение правительства по увеличению минимального стажа для аттестуемых экспертов с 5 до 15 лет. Более молодые руководители ведущих экспертных организаций Санкт-Петербурга высказывают несколько иную точку зрения (что также естественно).

– Если не разбавлять экспертное сообщество молодыми проектировщиками, то мы не сможем пропускать современные жизнеспособные проекты, выполненные по передовым технологиям, и останемся одной ногой в прошлом веке, – полагает генеральный директор ООО «Центр строительного аудита и сопровождения» (ЦСАС) Роман АЛЕКСЕЕВ.– В качестве минимального стажа нужно выбрать какую-то золотую середину между нынешними пятью и предлагаемыми пятнадцатью годами. (Роман Алексеев делится с нами своими соображениями в отдельном эксклюзивном интервью «Не ужесточать, а улучшать». – Ред.)

Генеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза»(ННЭ) Александр ОРТ напоминает об этической стороне профессиональной деятельности экспертов:– В случае минимального требования к стажу экспертной деятельности на уровне 5–7 лет возможны ситуации, когда эксперт, только получивший аттестат,оценивает работу ГИПа или ГАПа с 30-лет-ним стажем и большим количеством разработанных проектов за спиной. Это создает поле для конфликтов. (О критериях выбора партнера для проведения экспертизы читайте в интервью с А. И. Ортом«С открытым забралом». – Ред.)

Вернуться к списку