Сотрудники компании

Плетцер Алина  Станиславовна
Плетцер Алина Станиславовна
Генеральный директор

Долженко Лариса  Викторовна
Долженко Лариса Викторовна
Главный бухгалтер


Пресса о нас

14.01.2013

Интернет-портал «Недвижимость и строительство Петербурга»

Александр Орт: "Не должны проектировщик и эксперт приходить за зарплатой к одному окошечку"
Большинство чиновников после отставки ищут себя в бизнесе. Для многих это означает смену профессии или рода деятельности. Только единицы могут сказать, что после ухода из Смольного занимаются тем же. Яркий тому пример — Александр Орт, возглавлявший Службу госстройнадзора, а теперь занимающий должность генерального директора ООО «Негосударственный надзор и экспертиза».

Интервью в рубрике «Жизнь после Смольного»

Александр Орт: "Не должны проектировщик и эксперт приходить за зарплатой к одному окошечку"
Большинство чиновников после отставки ищут себя в бизнесе. Для многих это означает смену профессии или рода деятельности. Только единицы могут сказать, что после ухода из Смольного занимаются тем же. Яркий тому пример — Александр Орт, возглавлявший Службу госстройнадзора, а теперь занимающий должность генерального директора ООО «Негосударственный надзор и экспертиза».

– Александр Иванович, необходимость негосударственной экспертизы все еще обсуждается. Уверены, что она приживется?
– Федеральные власти декларировали, что с 2014 года экспертиза станет условной. Но я думаю, что любой уважающий себя застройщик, прежде чем отдать проект в производство, захочет убедиться, что тот соответствует всем правилам и нормам. Ведь надзор никто не отменял. Надзор будет принимать здания, и если что-то упустить на стадии проекта, то при сдаче в эксплуатацию будут большие неприятности. Я уверен, что негосударственная экспертиза окажется востребованной в любом случае. Застройщик обратится к специалистам, чтобы они незамыленным глазом рассмотрели проект.

– Но ведь не исключено и появление «карманных» экспертиз при СРО или больших холдингах?
– Некоторые крупные компании хотели бы выполнять все работы самостоятельно, в том числе и экспертизу. Но это пока только «хотелки». Действительно, есть опасения, что при создании подразделения в холдинге или СРО может произойти сращивание интересов. Пока так глубоко законодатель не заглядывал, но предполагаю, что соответствующие поправки появятся, их уже обсуждают. Не должны проектировщик и эксперт приходить за зарплатой к одному окошечку.

– Негосударственная экспертиза уже должна работать. Чего еще не хватает?
– Это эпопея длилась весь 2012?й. Менялись правила, а это всегда приводит к сумбуру. Но к концу года правила сложились, появилась ясность: что требуется для создания негосударственной экспертизы, как аттестовать специалистов, как фирма может получить аккредитацию. Остаются процедурные вопросы, для решения которых нужно время. Например, аттестация очень затянута, экспертам приходится проходить ее в Москве. При подготовке второго чтения законопроекта о негосударственном надзоре, надеюсь, будут рассмотрены и наши поправки, которые мы готовили вместе с полпредством. Мы предлагаем создать окружные комиссии по аттестации инспекторов. Сейчас этим занимается Госстрой. А аккредитацию фирмы можно оставить централизованной. Для этого в столицу придется ехать не десятку специалистов, а одному юристу с пакетом документов.

– Недостатки новой схемы уже проявились?
– Когда есть система, в ней должны быть четко распределены обязанности, налажена рассылка нормативных документов. Например, раньше бумага приходила в главк, оттуда в трест, потом в управление, затем в отдел и доходила до конкретного мастера. В век электронных технологий говорить о том, что информация не доходит, неправильно. Она есть, ее публикуют на сайтах органов власти, но в этом и проблема. Можно найти приказ — например, об изменениях в СНиПы — когда знаешь, что он вышел. А если нет, то приходится постоянно просматривать все новые документы. Порой для этого нужен сотрудник. Полагаю, такая информация должна доходить до экспертиз централизованно.

– Сколько негосударственных экспертиз в Петербурге и в стране?
– В Петербурге — пять, в стране — 50–60. До введения аккредитации в стране действовало около 470 негосударственных экспертиз. Аккредитация, если начать с нуля, занимает минимум девять месяцев. Так что большинство этих фирм пройдет процедуру в начале 2013 года. С другой стороны, такого количества специалистов просто нет. Их надо или обучить самому и отправить на аттестацию, или переманить у конкурента.

– А сколько экспертиз должно быть вообще?
– Было время, когда я за час до начала рабочего дня заезжал на бензоколонку, занимал очередь, а затем ехал на работу. Тогда из-за нехватки АЗС в очереди стояли сутками, устраивали митинги и перекрывали дороги. Сколько их построили с тех пор, а все равно не припомню, чтобы на пустую приезжал. Так и с экспертизой. Была одна, все туда ходили и понимали, что другого пути нет. Теперь их будет десяток. Кстати, одна из них уже «захлебнулась»: не принимают проекты, не успевают переработать столько. Я противник тезиса: «рынок все отрегулирует», — но в данном случае именно так. Сейчас меня несколько раз в день спрашивают: «Ну когда уже?» А вот когда ко мне перестанут приходить, тогда будем выживать. И качество нашей работы будет возрастать. О каком качестве говорить, если у тебя 500 проектов и каждый заказчик требует быстрее-быстрее?

– Чем будут конкурировать экспертизы?
– Могут снижать цены, а могут сокращать сроки. Государственная экспертиза не может вводить понижающие или повышающие коэффициенты, а негосударственная может. Например, если беремся сделать работу быстрее (попрошу сотрудников задержаться вечером или прийти в субботу), то можем и взять дороже.

– Компаниям не хватает сотрудников?
– Для аккредитации нужно, чтобы в компании было минимум пять аттестованных специалистов. Обычно на постоянной основе в фирме работают эксперты по ключевым направлениям, например архитектор, конструктор, пожарный и санитарно-эпидемиологический надзор и т. д. А специалисты, например, по слаботочным сетям — по договору. Специалистов, конечно, не хватает, но это пока не критично. Ищем людей из числа ГИПов, ГАПов, тех, кто имеет большой опыт работы со всеми разделами документации, но еще не эксперт. Придет к нам, направим на обучение, а потом и на экзамены. Но для этого нужно время.

– Когда первые объекты получат разрешения на строительство на основании ваших заключений?
– К концу января мы получаем аккредитацию. А рассматривать проекты можем уже сейчас, хотя и не имеем права выдать заключение. Все специалисты для этой работы есть.

– Что для вас лично изменилось после ухода с государственной должности?
– В первые два-три месяца было несколько поездок: в Германию, Украину, на Аляску, по России поездил. Как из клетки птицу выпустили.
Вот, например, решили с друзьями в Финляндию съездить. В пятницу решили — в понедельник уже там. Раньше я должен был за три недели уведомить об отпуске даже на пару дней.
Работа в органах власти — это прессинг, который не дает возможности увидеть окружающее в нормальном виде, в естественном цвете. Ты в проблемах, как в шорах. Все равно что сидеть на пороховой бочке, от которой много фитилей в разные стороны — когда и откуда грохнет, неизвестно. Уйдя с госслужбы, я наконец-то вернулся к тому, что город у нас прекрасный, люди великолепные. Есть не только градозащитники, обманутые дольщики, не только проблемы и жалобы.

– График изменился?
– Естественно. Раньше в 7.50 я уже был в кабинете, чтобы до девяти в спокойной обстановке поработать с документами. И уйти мог только после 19. Сейчас я могу себе позволить в 8 утра только из дому выехать. Правда, в это время самые пробки, к восьми приезжать удобнее.

– Как ваши хобби? Многие знают о ваших садоводческих пристрастиях, о том, что вы рыболов…
– Как и прежде увлекаюсь рыбалкой и экзотическими для нашего климата культурами. На собственном участке мне удавалось вырастить и арбузы, и гладиолусы под два метра.

– А как возникла идея заняться собственным бизнесом?
– Как раз 28 мая 2012 года я защитил докторскую диссертацию «Управление качеством и эффективностью регионального строительного комплекса». А 1 июня узнал, что в моих услугах городская администрация больше не нуждается. Хоть морально и был к этому готов (возраст такой), но сожалел, что и работа моя, и диссертация никому не нужны. Первое время просто отдыхал: более ста дней неиспользованного отпуска накопилось. На третий месяц решил: то, чему меня научила Служба, чему научился сам, негоже закапывать в грядки или забрасывать вместе с блеснами в озера. Подумал, что еще могу принести пользу.

– Жалеете о чем-нибудь? Что-то не успели, что-то не получилось?
– Очень жалею о том, что не удалось поблагодарить своих коллег на заседании правительства, как это обычно происходит, за поддержку и понимание, за терпение. Со многими мы отработали более 10 лет, а с кем-то и 20. Спасибо всем за то, что мы смогли сделать совместно.

– Уже без оглядки на должностной этикет, что вы можете сказать о нынешнем качестве строительства?
– Качество проектного дела оставляет желать лучшего. С созданием СРО проектировщиков наметилось перераспределение и усиление ответственности. Есть робкие шаги к улучшению. Понадобится еще год-два для видимых результатов. Проблема все та же: ушли специалисты с огромным опытом, на чьих плечах все держалось. А постсоветский период, когда интереснее было работать в ларьке, новых специалистов не дал. Этот провал и дает о себе знать — восемь–десять лет отсутствия преемственности. Знаю строительные организации, которые, чтобы сэкономить, привлекали к проектированию домов студентов второго-третьего курсов. Хорошо, если грамотный ГИП и ГАП есть, который их работу проконтролирует. А если нет, тогда экспертиза хваталась за голову, не понимая, как проект вообще мог появиться. Сейчас, конечно, такого нет.

– Как получается работать без региональных нормативов?
– Во всех ведомствах есть свои документы по безопасности. У СЭС, пожарных, экологов. Все они работают, просто раньше были обобщены в СНиПы. Теперь СНиПы носят рекомендательный характер, но никто не отменял ведомственные требования, как и сопромат, физику, химию. Не нужен СНиП, чтобы рассчитать балку. А по вопросам плотности застройки мы будем опираться на градостроительный план участка. Его выдача — это задача чиновников.

– Как скажется на рынке ситуация с «зависшими» проектами планировки территорий?
– Согласен, что в отдельных проектах планировок могли быть ошибки. Но если на основании нескольких проектов сделан вывод, что все они некорректны, это неправильно. Да, поменялся норматив, но он менялся дважды за год. Просто надо исправить эти показатели. Не думаю, что это основная причина, по которой решили все документы пересмотреть. Тем более — на этом основании решить, что застройщики должны сами заниматься всей инфраструктурой. Инфраструктура даже в советские времена отставала от жилой застройки. Но в рыночных условиях город просто упустил ситуацию, не было координации. Ведь есть программы и по дошкольному образованию, и по инженерному обеспечению и т. д. Просто 20 лет город ни одной ТЭЦ не строил. Переложить все на плечи инвестора — неправильно. Город должен быть координатором и зарабатывать на подготовленных землях. Строить сети, разбивать территории на лоты, предусматривать социальные объекты и продавать землю гораздо дороже. Уверяю, будут покупать.
Думаю, что скоро вопросы с проектами планировок решатся. В 2012?м еще можно было говорить об ошибках предшественников. В 2013 году власти уже надо отвечать за свои решения.


← Назад к списку новостей