Сотрудники компании

Сыкманов Александр  Васильевич
Сыкманов Александр Васильевич
Руководитель отдела проектно-изыскательских работ

Плюснин Александр  Алексеевич
Плюснин Александр Алексеевич
Коммерческий директор


Пресса о нас

26.06.2013

Интернет-портал Деловой Петербург

Вчера президент внес в Госдуму документы об амнистии по экономическим преступлениям. Она коснется осужденных по 27 статьям УК РФ, хотя первоначально их было почти вдвое больше.

Освободить от наказания предлагается тех, кто впервые осужден по 27 статьям УК РФ (среди них «фиктивное банкротство», «отмывание средств, нажитых преступным путем», «незаконное предприниматель ство» и другие). Когда бизнес–омбудсмен Борис Титов впервые представлял идею экономической амнистии, речь шла о 50 статьях. К маю осталось 44, в середине июня речь шла уже о 30. Зато добавился пункт об обязательном возмещении ущерба, пока его не было, президент Владимир Путин называл проект «сырым и непроработанным». Госдума примет согласованный проект на заседании 2 июля. Первые заключенные могут выйти на свободу до конца лета. В целом на проведение амнистии отводится 6 месяцев. По оценке вице–президента «Деловой России» Андрея Назарова, под ее действие подпадают не более 5?–?6 тыс. человек. Амнистия позволит не только выйти на свободу осужденным, но и погасить судимость 110 тыс. человек, которые уже отбыли наказания за экономические преступления. Не менее важный аспект — прекращение возбужденных уголовных дел по тем статьям УК РФ, которые подпадают под амнистию.

Александр Орт, гендиректор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза», экс–чиновник
- В переполненных тюрьмах и СИЗО вместе с уголовниками содержится примерно половина людей, осужденных или обвиняемых в экономических преступлениях. Я считаю, что решение власти об амнистии направлено на то, чтобы разгрузить тюрьмы и снять с бюджета дополнительное бремя содержания. Однако, на мой взгляд, амнистии достойны только те заключенные, которые действительно оступились. То есть не участвовали сознательно в многоходовых финансовых махинациях. Совершили свое правонарушение непреднамеренно и впервые. Это могут быть как предприниматели, допустившие ошибку непредумышленно, так и чиновники.

Олег Ашихмин, президент Нефтяного клуба Петербурга
- Думаю, президент и правительство поняли, что очень важно стало поддер живать и развивать предпринимательство. До сих пор их отношение к бизнесменам можно было охарактеризовать словами «хорошо, что вы есть, но вы нам погоды не делаете». Теперь на предпринимателей делается ставка. Видимо, не все так хорошо в экономике, в поставках газа и нефти. Бизнес же платит налоги и создает рабочие места, а вкладывать бюджетные средства в его развитие не нужно. Освобождать будут не только тех, кто уже осужден, но и тех, по кому еще идет следствие. Но, думаю, будет серьезное сопротивление со стороны разных структур.

Виктор Найшуллер, президент компании «ОМС», в 2000–2001 годах находился в СИЗО «Матросская Тишина»
- Мне это говорит о гуманизации власти. Такую идею можно только приветствовать. Это замечательно. Такого не было. Это первый шаг, новый тренд. Негатив можно увидеть только один — что не всех выпустят, кого надо, судя цифрам в СМИ. Как я уже говорил, из тех, кто сидит в России, надо треть выпустить, треть выпороть и выпустить, а треть оставить навсегда. Но, даже если на этот раз освободят всего 100 человек, это будет хорошо. Для людей, которые сидят, и для их семей это неожиданно и судьбоносно. В первую очередь снисхождения заслуживают те люди, которые совершили преступления не по злому умыслу. Например, бухгалтер сделал ошибку.

Андрей Ананов, основатель компании «Русское ювелирное искусство»
- В нашей стране долгие годы после перестройки нельзя было вести бизнес, не нарушая закон. Я сам много лет занимался «контрабандой». Например, в России в 1990–е годы практически невозможно было купить золото, его делал всего один завод. Приходилось покупать золото в Париже и везти его в Россию контрабандой. В принципе, можно было бы его оформить, но тогда надо было внести залог в сумме, равной стоимости этого золота, а через 180 дней вывезти это золото из страны в виде готовых изделий.Но у меня люди работают над изделиями годами. Да и вернуть свои деньги через полгода — непосильная задача. Вот и приходилось ехать, держа на животе листы золота. Помогало театральное образование.

Владимир Устаев, экс–владелец банка «Викинг»
- Этот шаг говорит о том, что власть слышит и адекватно реагирует на проблемы в обществе, тем более что настоящие воры и мошенники, учитывая специфику нашей правоохранительной системы, в тюрьму попадают редко. Я думаю, амнистия коснется и бизнесменов, и бывших чиновников, осужденных по экономическим статьям. Не секрет, что у чиновников в последнее время было много возможностей нарушать закон, а украденные суммы многим осужденным бизнесменам и не снились.

Александр Соловьев, генеральный директор Выборгского судостроительного завода
- Как юрист, работавший в прошлом в органах прокуратуры, не могу сказать, что какие–либо преступления достойны снисхождения, снисхождения достойны люди, предприниматели. Надо разбираться в каждом конкретном составе преступления. Возьмем незаконное предпринимательство — очень широкое понятие. В нашей стране, как правило, здания строятся и проектируются одновременно, а это уже нарушение, ведь нужно сначала сделать проект, получить все разрешения, а потом начинать стройку, но так не получается. Возможно, такие случаи достойны снисхождения, если компания добросовестно построила объект. В то же время под незаконное предпринимательство также подпадают компании, занимающиеся отмыванием денег, уклонением от налогов, — это уже другая история, ни о каком снисхождении к этим людям и речи быть не может.

Игорь Глухов, вице–президент российского паромного оператора St. Peter Line
- Очевидно, что амнистия приведет к улучшению инвестиционного климата в России. Многие наши законы уже вполне соответствуют европейским нормам. И люди, которые в прошлые годы оказались в местах не столь отдаленных, по нынешнем законам не могут быть осуждены — по крайней мере на те сроки, которые они получили когда–то.

Юнис Лукманов, председатель совета директоров «Автохолдинга РРТ», экс–чиновник
- Я думаю, этот шаг направлен на то, чтобы привлечь больше инвестиций в нашу экономику. Экономические преступления относятся к разряду тех, по которым можно заменить заключение другими мерами — штрафами, административными взысканиями. Эта амнистия должна коснуться именно бизнесменов, а не чиновников, потому что коррупция не относится к экономическим преступлениям, тут о снисхождении речи не идет. У нас же некоторых людей сажают для отчетности — кто–то занимался частным извозом, кто–то рыбу поймал и пошел на рынок торговать. До смешного доходит — коррупционеры гуляют на свободе, а бабушка взяла батон хлеба, и ее посадили

Аркадий Пекаревский, экс–совладелец торговой сети Sela
- Одно дело, когда наносится физический вред другим людям и человека необходимо изолировать от общества, а другое — экономические дела. На безопасность общества такие люди не влияют. У нас и так вбивалось народу в голову, что все бизнесмены являются чуть ли не врагами общества, а сейчас еще и чиновники стали такими. Конечно, безумно обидно, когда одни что–то придумывают, с трудом зарабатывают прибыль и платят налоги, а казну бесстыдно разворовывают… Но я абсолютно уверен, что всем будет выгоднее, если тот, кто украл, вернет все обратно. Даже если штраф в размере 10?–50?% от украденного или «распиленного» заплатит — это точно будет для него очень и очень чувствительно, так как такие деньги обычно тратятся быстро.

Георгий Семененко, гендиректор ОАО «Кировский завод»
- Полагаю, что заявление Владимира Путина об амнистии связано с повышением инвестиционной привлекательности России. Нам необходимо диверсифицировать экономику, привлекать инвестиции в передовые, высокотехнологичные отрасли промышленности. Без этого уже не обойтись, высокого экономического роста, основанного на добыче природных ресурсов, не достичь.

Александр Абросимов, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Петербурге
- Объявление амнистии не только по–христиански, но и созвучно здравому смыслу. Я даже не говорю сейчас о предпринимателях, которые попали под следствие или были осуждены в результате действий рейдеров, — тут все очевидно. Но считаю, что ко многим предпринимателям, которые действительно нарушили закон, применение лишения свободы слишком жестко. Целесообразнее и выгоднее для государства за экономические преступления наказывать рублем. Тем более в перечисленных в постановлении об амнистии статьях преду сматриваются наказания как в виде штрафов, так и в виде лишения свободы.

Александр Васильев, руководитель петербургского филиала ГСК «Реформа»
- Я положительно отношусь к амнистии, однако, мне кажется, было бы целесообразно применять ее к тем людям, которые отбывают наказание за правонарушения, отношение закона к которым за по следнее время смягчилось. Однако если человек совершил преступление, которое и сегодня считается серьезным, то применять послабления, я считаю, нецелесообразно. Хотя в целом я за то, чтобы применялись меры по смягчению законодательства по незначительным экономическим преступлениям, а также за меры по созданию более прозрачной судебной системы.


← Назад к списку новостей